Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Новости

Проект «Алтайский бекон», возможно, приостановлен

Вторник, 3 июля 2012

Источник
«АлтаПресс»

Проект строительства одного из самых крупных в крае свиноводческих комплексов «Алтайский бекон» получил положительное заключение госэкспертизы, несмотря на протесты ряда общественников и специалистов, заявлявших о его значительных негативных последствиях для окружающей среды. Однако, как сообщили «ВД» в администрации края, начало строительства отложено. Причины приостановки неизвестны: руководство компании отказалось комментировать ситуацию. Но в случае если компания откажется от проекта, бюджетные средства, затраченные на инженерное обустройство будущих свиноферм, окажутся выброшенными на ветер.

иллюстрация с altairegion22.ru

Небольшую редакционную бригаду (журналист плюс фотокорреспондент) везет на место будущего свинокомплекса в Первомайском районе предприниматель из Барнаула и одновременно житель поселка Баюновские Ключи. Впрочем, теперь уже бывший житель: свой дом в поселке он недавно продал, отказавшись от планов построить дом посолиднее.

Почему продал? Не верит в то, что острый запах от свиных фекалий, которые планируют размещать в шести открытых ямах-лагунах площадью по 30 соток каждая, не дойдет до поселка. Его сомнения можно понять: объекты комплекса обступят Б. Ключи с двух сторон. В 3, 8 км на юго-восток — откормочная площадка, в 3, 3 км на северо-восток — центр по производству семени. «Три километра, говорите? Да наше село задохнется», — полагает местный пенсионер Василий Белоногов, всю жизнь проработавший в животноводстве.

Баюновские Ключи — пригородный поселок, который российские географы называют термином «ближняя дача»: по словам депутата местного сельсовета Галины Колесниковой, 15% его жителей — люди с городской пропиской. Выбирают горожане «ближние дачи» не только потому, что до офиса в городе, так сказать, рукой подать: бегство из города — социально-экологическое явление. «Рядом — ленточный бор, речка, место экологически чистое», — объясняет Галина Колесникова.

А тем временем наша машина сворачивает от трассы, идущей вдоль леса, в поле и останавливается. Галина Колесникова сверяет маршрут с картой: вот здесь, на площади 20 га, должна расположиться одна из площадок «Алтайского бекона» на 2, 5—2, 7 тыс. свиноматок, а с учетом поросят (два опороса в год) — на 52—54 тыс. голов в год. Здесь же будут устроены лагуны, наполняющиеся со скоростью 200–500 кубометров фекалий в день.

Сегодня это луг, разнотравье, пчелы. После завершения строи­тельства сюда придет «цивилизация»: появятся здания с животными, техника, перевозящая навоз, корма, мясо. А вместе с животными и запах, привлекательный, пожалуй, только для мух. «На федеральную трассу ветер дует примерно в 40% случаев», — поясняет Галина Колесникова. До трассы, по которой сотни тысяч туристов едут насладиться красотой алтайской природы, не более 1, 5 км.


Готовили заранее


К появлению «цивилизации» эту площадку готовят с прошлого года: вот газораспределительный пункт, вот ЛЭП. По словам Галины Колесниковой, сети подвели к этой площадке еще осенью прошлого года. Не хватает, пожалуй, лишь дороги с твердым покрытием. Но подготовительные работы в администрации края уже проведены: аукцион на проектирование строительства дороги объявлен. О результатах его пока не сообщается.

Площадки в Косихинском районе, как стало известно немного позже, тоже инженерно обустроены: по словам фермера Анатолия Иванова, чьи поля соседствуют с тремя из четырех запланированных в этом районе свиноферм, к ним подведены и газ, и линия электропередачи.

Надо сказать, что аукционы на строительство газопровода и автодороги были объявлены еще до получения заключения госэкспертизы. Очевидно, в том, что заключение будет положительным, краевые власти не сомневались. И, по сведениям председателя комитета по аграрной политике и природопользованию АКЗС Сергея Серова, положительное заключение уже есть по всем площадкам — и в Косихинском, и в Первомайском районах. В обоих районах «ВД» сообщили, что разрешения на строительство выданы. «Это губернатор курирует, я чисто исполнитель: мне поручение дадут, я его выполняю», — объяснил Алексей Рубцов, глава администрации Первомайского района.

«Проблема утилизации навоза пусть не волнует народ, она будет решена однозначно», — полагает Сергей Серов. В качестве примера депутат приводит свинокомплекс компании «Альтаир-Агро»: там, по его словам, навоз хранят в закрытых емкостях, перерабатывают и вывозят на поля. «Поверьте, вот буквально вчера ехал оттуда, никакого запаха нет, хотя народ тоже переживал», — говорит депутат. Правда, в проекте «Алтайского бекона» о закрытых емкостях ни слова — только об открытых всем дождям лагунах с фекалиями.


Купаться в навозе


Наша машина объезжает площадку будущей свинофермы и спускается почти к самой реке. По расчетам Галины Колесниковой, до воды не более 1, 2 км, и поле имеет заметный уклон к реке. «А если пленка, которой будут выложены лагуны, порвется, что будет?» — задает вопрос Галина Колесникова. Ответ, вообще говоря, очевиден: по закону всемирного тяготения, все потечет вниз. «Это что же, детишки в навозе купаться будут?» — спрашивает Василий Белоногов.

Завсектором новосибирского института СибНИПТИЖ Алексей Насонов успокаивает: гидроизолирующая пленка, который выстланы лагуны, вполне надежна, а сама лагуна имеет защитный вал. И тем не менее он оговаривается: «Все риски у нас упираются в пьяного тракториста — в нарушение технологий».

Но нарушение технологий — это пока только предположение. А вот аргументы профессора Алтайского аграрного университета Ольги Антоновой звучат намного серьезнее. (см. «Прямую речь»). Из ее слов следует: заложенный в проекте регулярный вывоз жижи на поля под вопросом, поскольку агротехнические сроки внесения могут не совпадать со сроками наполнения ям навозом. И не случайно Галина Колесникова опасается, что навозную жижу могут начать сливать в овраги.

Но если это произойдет, в реку вместе с поверхностными стоками или в грунтовые воды попадет все, что содержится в фекалиях, в том числе яйца гельминтов и опасные микроорганизмы вроде, скажем, вируса свиной чумы. Риск попадания в грунтовые воды Ольга Антонова оценивает очень высоко: так, на месте будущих свиноферм в Косихинском районе они залегают на глубине 5—8 м, тогда как глубина лагун как раз 5 м.

Суждение на кухне

Небольшой опрос фермеров из двух районов показывает: в самом деле, у части из них интерес к удобрениям от «Алтайского бекона» все же есть. Но до заключения договоров дело так и не дошло. Фермер Алексей Дуров из Первомайского района изучает возможность применения кавитационной установки, в которой навоз обезвреживается очень быстро. Такую же установку, возможно, соорудят в СПК «Искра» Топчихинского района. Сергей Серов заверяет, что и «Алтайский бекон» непременно придет к необходимости установки биогазового или другого оборудования, позволяющего еще и получать тепловую и электроэнергию.

Тем не менее в дополнительных источниках света и тепла «Алтайский бекон» явно не нуждается — ведь за бюджетные деньги к площадкам подведены и газ, и электроэнергия. Хотя, по словам Виктора Федянина, профессора АлтГТУ, биогазовые установки себя окупают. Более того, они вполне походят для больших объемов жидкого навоза и хорошо работают в условиях сибирского климата.

«В советское время на комплексе очистных сооружений (КОС-2) в Барнауле стоял метантенк, и там получали газ», — вспоминает г-н Федянин. «Такие установки работают в Канаде, а разговоры о неприменимости этой технологии в России — это разговоры некомпетентных людей, которые не хотят консультироваться со специалистами и выносят суждения на кухне», — полагает Михаил Шишин, заведующий международной кафедрой ЮНЕСКО АлтГУ.

Г-н Шишин также подчеркивает окупаемость таких проектов. Причем их реализация позволяет уже сегодня продавать углеродные квоты по Киотскому протоколу. «Это реально работающий в России механизм», — говорит он. Другое дело, что сегодня проще заплатить за негативное воздействие на окружающую среду, чем тратиться на сложную технологию. «Размер платы за негативное воздействие невелик, и, как правило, загрязнители постоянно опаздывают с ее внесением», — поясняет эколог.

Напрасные затраты

И все же экологические ведомства все более строго подходят к загрязнению природы. И значит, не исключено, что реализация «Алтайского бекона» обойдется компании дороже заявленных 5 млрд. рублей. 25 июня Арбитражный суд Кемеровской области вынес решение, по которому свинокомплекс «Чистогорский», загрязнивший стоками ручей, обязан будет возместить ущерб в сумме 243 млн. рублей — прецедент, пожалуй, не частный.

Как бы то ни было, в настоящий момент реализация проекта откладывается, о чем сообщил «ВД» вице-губернатор Яков Ишутин. Сергей Серов полагает, что основные причины связаны с финансированием: решение о выделении кредита принимают только в Москве.

Немного ранее управляющая Алтайским отделением Сбербанка России Татьяна Черникова поясняла «ВД», что договор с инвестором заключен, залог со стороны администрации края оформлен, но компания — инициатор проекта средства так и не запросила. К сожалению, гендиректор «Алтайского бекона» Сергей Подчувалов отказался отвечать на любые вопросы «ВД», в том числе на вопрос о причинах задержки.

Не исключено, что мотивом для раздумий стало вступление России в ВТО, из-за которого к 2014 году (а это намеченная дата завершения строительства) алтайская свинина станет неконкурентоспособной. В этом случае вложенные в инженерное обустройство площадок бюджетные средства окажутся напрасными. Но зато жители пригородных поселков вроде Баюновских Ключей смогут вздохнуть спокойно.

Ольга Антонова, профессор Алтайского аграрного университета: Проект «Алтайский бекон» предполагает, что навоз будут хранить в лагунах девять месяцев, после чего его вывезут на поля. Но в паровое поле навоз вносится только летом. А в остальные поля — либо весной до посева, когда лагуна может еще не оттаять, либо осенью.

Кроме того, навоз — азотосодержащее удобрение. Если не сбалансировать вносимые удобрения по фосфору, то те сочные корма, которые будут получены на таком поле, будут содержать нитраты с концентрацией выше ПДК.

На мой взгляд, строительство комплекса следует начинать только после того, как будут определены места вывоза удобрений, заключены договоры. Я изучила заключение экологической экспертизы проекта свинокомплекса в Тальменке. При содержании в этом комплексе 300 тыс. голов животных есть только один договор на внесение удобрений — на 1800 гектаров.

В Косихинском районе ровных полей не очень много, там рельеф расчлененный. Основная масса почв имеет облегченный мехсостав. Это означает, что вместе с осадками это удобрение будет проникать глубоко вниз, а там, где имеются склоны, стекать в понижения. В любом случае загрязнения грунтовых вод будет происходить. Все заинтересованы в том, чтобы повышать урожаи, но не такой же ценой.

Замкнутая система

Проектная мощность «Алтайского бекона» — 32, 5 тыс. тонн мяса (свинины) в живом весе в год. Стоимость проекта — 4, 71 млрд. рублей, численность персонала — 510 человек (по другим данным — 300). Проект предполагает строительство пяти откормочных площадок: одной в Первомайском районе, четырех — в Косихинском, а также центра по производству семени. Согласно заявлениям руководства, проект предусматривает создание замкнутой экологической системы, позволяющей рециркулировать содержащиеся в отходах животных органические соединения через плодородие почвы в растительные культуры — корм для свиней. Авторы также высказывали намерение сохранить окружающую среду от загрязнения. Сроки реализации проекта — 2012–2014 годы. В октябре 2011 года комиссия по координации вопросов кредитования АПК, действующая в Минсельхозе России, одобрила субсидирование этого проекта на сумму 700 млн. рублей на погашение части банковской процентной ставки по инвесткредитам.

Источник: AdMe-Сибирь – новости рынка рекламы